Подпишись на нас в Яндекс.Новости
Карточки
Ксения ПлесовскихФото: пресс-служба ГУФСИН по Свердловской области

В Нижнем Тагиле работает колония для больных туберкулёзом. Это опасно?

24 марта отмечался всемирный день борьбы с туберкулёзом. За неделю до этой даты и неделю после ООН, Минздрав, СМИ и общественники рассказывают об этой болезни.
Нижний Тагил – единственный город в Свердловской области, где есть исправительное учреждение для больных туберкулёзом (ЛИУ-51). Работа этой колонии в последнее время активно обсуждается в связи с предложением начальника гарнизона тагильской полиции Ибрагима Абдулкадырова перенести ряд исправительных учреждений за черту города. При этом ЛИУ-51 – кандидат №1. Редакция TagilCity.ru решила выяснить, насколько она опасна для тагильчан. Карточки подготовлены при помощи главного фтизиатра Свердловской области Игоря Черняева.
1
Туберкулёз – что это?

80% людей старше 30 лет инфицированы туберкулёзом (микобактерией или палочкой Коха). Это не означает, что человеку требуется немедленное лечение или он заразен. Болезнь живёт в организме до тех пор, пока среда для размножения бактерий не станет благоприятной. Медики говорят, что туберкулёз – это социальная болезнь. Она «просыпается» у курящих людей, наркоманов, алкоголиков, больных серьёзными хроническими заболеваниями и ВИЧ. Также рискуют пробудить в своём организме микобактерии любители самолечения (из-за снижения природного иммунитета), употребляющие мало белковой пищи и те, кто находится в состоянии хронического стресса.

Остальные 20% - те, которые ни разу в жизни не встречались с туберкулёзом лицом к лицу. В эту же категорию входят люди, живущие в отремонтированных квартирах с новой мебелью, получающие достаточного витаминов и белков, а также новорождённые и маленькие дети, у которых есть прививка БЦЖ. Если у человека отличный иммунитет и он привит от туберкулёза, его организм может справиться с инфекцией самостоятельно.

Заразиться туберкулёзом реальнее всего воздушно-капельным путём, но в теории инфицирование может произойти и через личные вещи или предметы больного с открытой формой. Микобактерии очень живучие - выживают при кипячении до 5 минут, их не уничтожить ни кислотами, ни щелочами, ни ацетоном, ни спиртом. Даже рассеянный солнечный свет им не страшен.

Туберкулёз бывает двух форм – открытой и закрытой. Именно со второй начинается само заболевание - в лёгких больного развивается небольшой очаг инфекции. Если его сразу выявить и начать лечение, то туберкулёз не сможет перейти в следующую - открытую форму. В открытой стадии бактерии активно размножаются в организме носителя и разрушают лёгкие - человек начинает кашлять и чихать палочками Коха и становится заразным для окружающих.

Если носитель инфекции (кто-то из тех 80%) повторно встретится с открытой формой туберкулёза, не факт, что он сразу заболеет. Для этого, говорят медики, у человека должен быть очень низкий иммунитет.

Чтобы принести заразу домой не обязательно быть инфицированным самому - теоретически, говорят медики, бактерии могут попасть в дом и на одежде, и на обуви.

Фото: Медиахолдинг 1Mi
2
Проба Манту или флюорография - как диагностировать туберкулёз?

Все мы с детского возраста помним «пробу Манту» - такую «пуговку», которую нельзя было мочить водой и расчёсывать. Именно так у детей до 8 лет проверяют наличие антител к палочке Коха. Манту создают из натуральных микобактерий, поэтому после её введения на руке ребёнка появляется реакция на «пуговку» в виде покраснения. Однако, это методика нередко даёт ложноположительный результат. Кстати, сейчас врачи говорят, что «пуговку» мочить можно – нельзя её чесать, сдавливать и заклеивать.

Детям постарше делают другую пробу – диаскинтест. В нём содержатся синтетические антигены уже двух видов, поэтому реакция на диаскинтест бывает только в том случае, если в организме ребёнка есть активные микобактерии (он болеет туберкулёзом). Эта методика сложнее и даёт ложноположительный результат с меньшей вероятностью.

Взрослые же проходят флюорографию. Кстати, этот вид диагностики не выявляет туберкулёз – на снимках видны только затемнения в лёгких, которые могут быть признаками и совсем других болезней (онкологии, например).

При подозрении на туберкулёз (увеличенная «пуговка», след от диаскинтеста и затемнения в лёгких) назначают несколько анализов крови. Сначала общий (для выявления воспалительного процесса в организме), потом биохимию (смотрят изменение уровня белка). Для уточнения диагноза проводят ПЦР (анализ, позволяющий видеть полную картину развития болезни), ИФА (выявляет количество антител к микобактериям) и T-SPOT (современный и более точный анализ).

3
Как проявляется и лечится болезнь?

Ранее туберкулёз называли «чахотка», так как больной прямо «чах на глазах». Современные врачи говорят, что прогноз очень оптимистичный – за последние семь лет снижение уровня заболеваемости составляет 31,5%, а умирать от «чахотки» стали в два раза реже (в основном те, кто запустил заболевание или не лечится). Это связано, в первую очередь, с высоким уровнем выявляемости болезни, во-вторых, с ростом качества лечения. В среднем на полное выздоровление больных туберкулёзом (если брать даже острые формы) уходит до 10 месяцев.

На ранних стадиях туберкулёз выявить можно только с помощью флюорографии и анализа крови, который проводят в случае обнаружения затемнений на снимках. Это около половины заболевших. Остальные становятся пациентами тубдиспансеров будучи уже серьёзно больными – у таких людей понижается или повышается сахар в крови, они жалуются на общее сильное недомогание, у них начинаются частные простуды с характерными кровянистыми отделениями из носа или при кашле. После специальной терапии, по словам врачей, излечение будет 100-процентным. Некоторых больных, которые болеют закрытой формой или уже не заразны (почти вылечились), даже выписывают с больничного и разрешают работать.

Зарытую форму туберкулёза лечат как в стационаре, так и дома - больной должен соблюдать все рекомендации фтизиатра (соблюдать режим дня, особую диету) и принимать медикаменты. Если у человека развивается открытая форма, его госпитализируют в стационар и лечат там. Спустя два месяца у больных повторно берут анализ крови на туберкулёз - если лечение было эффективным, то микобактерий к этому времени в организме практически не остаётся. В противном случае врач может изменить схему лечения. Спустя ещё некоторое время больной вновь сдаёт кровь - если палочка Коха до сих пор не исчезла, значит болезнь перешла в хроническую форму. Тогда её лечение затягивается на годы.

Противотуберкулезный диспансер в Нижнем Тагиле
Противотуберкулезный диспансер в Нижнем Тагиле Фото: «Тагил-ТВ»
4
Правда ли, что больше всего больных среди заключённых?

Из ныне болеющих жителей Горноуральского городского округа 2% составляют дети, 1,6% - иностранные граждане, 2,5% - лица без определённого места жительства и только 9,8% заболевших – это заключённые или только что освободившиеся граждане. Остальные 86% больных – это наши соседи, знакомые, коллеги, попутчики.

По словам медиков, контингент, который является разносчиком инфекции, накапливался в нашем регионе десятилетиями. Помимо Урала, проблемы с ростом заболеваемостью туберкулёзом 7-10 лет назад испытали на себе Сибирь и Дальний Восток – те районы, где количество исправительных учреждений на душу населения такое же, как в Нижнем Тагиле. Но сейчас они не являются основной группой больных.

Всего в России на 2018 год туберкулёзом болели 50 тысяч человек (в их число входят и те, кто контактировал с носителями открытой формы). За прошлый год врачи зафиксировали 3121 новый случай заболевания. Для сравнения, в Китае за тот же период выявлено 1,5 миллиона вновь заболевших.

Все тубдиспансеры - это закрытые медицинские учреждения. Больных там кормят, лечат, там же стирают их личные вещи. Встречи с посетителями - запрещены. Если кто-то отказывается лечить открытую форму туберкулёза, этот человек становится опасным для общества разносчиком инфекции. Поэтому его принудительно помещают в стационар по решению суда. Эта норма прописана во п. 2 ст. 10 ФЗ «О предупреждении развития туберкулёза в Российской Федерации».

С таким обращением в суд обращаются руководители диспансеров, в которых больные стоят на учёте.

5
Что такое ЛИУ-51?

ЛИУ-51 – это колония для осуждённых мужчин от 19 до 65 лет, больных туберкулёзом, а также инвалидов по другим заболеваниям. В этом исправительном учреждении есть даже хирургическое отделение и собственная клиническая лаборатория.

Наполняемость колонии – 871 человек. Заключённых с подтверждённым туберкулёзом или с подозрением на него доставляют сюда со всей Свердловской области. По данным пресс-службы ГУФСИН региона, все, кто отбывает наказание в ЛИУ-51, получают квалифицированное и своевременное лечение вне зависимости от статьи УК РФ.

У персонала учреждения идёт льготный стаж работы, при этом их проверяют на туберкулёз дважды в год. Работающие в колонии сотрудники должны всегда надевать средства индивидуальной защиты при работе с больными туберкулёзом – одноразовые шапочки, бахилы, марлевые повязки, перчатки. По факту, как рассказывают бывшие заключённые этой колонии, такие меры предосторожности соблюдаются не всеми и не всегда.

Лечение, о котором говорят в пресс-службе ведомства, в колонии проводится на том же уровне, что и на свободе. У заключенных нет шанса пропустить укол или сбежать от врача, говорят медики. Таких лечат принудительно.

Иногда осуждённые поступают в ЛИУ-51 уже с запущенной стадией туберкулёза. У таких пациентов шансов на выздоровление и благоприятный исход намного меньше. Бывают и случаи летального исхода – здесь можно винить только поздний срок выявления заболевания, когда медицина уже бессильна.

Коллектив ЛИУ-51
Коллектив ЛИУ-51 Фото: пресс-служба ГУФСИН по Свердловской области
6
А что происходит с теми, кто уже освободился?

Когда осуждённый с практически вылеченным (то есть уже не заразным) туберкулёзом выходит на свободу, он обязан продолжить лечение под наблюдением фтизиатра по месту прописки. Те же, у кого заболевание находится в открытой форме, доставляются в стационары специальным автотранспортом в сопровождении медика. В тубдиспансерах они проходят принудительное лечение.

По словам врачей, были случаи, что бывшие заключённые сбегали из медучреждений или отказывались продолжать амбулаторное лечение. Тогда информацию о них передают уже в правоохранительные органы по месту прописки и обращаются в суд за решением о принудительной терапии. В таких случаях бывших заключённых ловят и привозят в стационар уже полицейские.

Врачи говорят, что чаще всего бегут те, кому уже нечего терять и кто не желает тратить время на лечение. Этим людям остаётся жить без должного медицинского ухода не более 1-2 месяцев.

7
Я до сих пор не понял: ЛИУ-51 опасно?

По мнению фтизиатров, исправительные колонии (притом не только ЛИУ-51) являлись причиной распространения туберкулеза среди обычного населения. Сейчас заключенные находятся под постоянным медицинским контролем, а лечат их принудительно и не хуже, чем на свободе.

Намного опаснее сейчас эпидемия ВИЧ, у инфицированных которым вероятность развития активной формы туберкулеза в 30-50 раз превышает такую же вероятность для людей без ВИЧ.

Таким образом, наличие на территории Нижнего Тагила специального исправительного учреждения не является на данный момент фактором, резко повышающем заболеваемость туберкулёзом. Намного важнее вести здоровый образ жизни, заботиться об иммунитете, соблюдать правила гигиены и проходить регулярные медицинские обследования.